Публикации педагогических материалов:
текстовые статьи и презентации
  • lu_res@mail.ru
  • Следующее обновление сборников с № ISBN 05.03.2024г.

Регистрационный номер СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 69099 от 14.03.2017г.  Смотреть

Идентификатор Издательства в Российской книжной палате: 9908210  Смотреть

     
kn publ mater   kn publ isbn
     
     
kn publ ob   kn publ master
     

Искусство концертмейстера и его роль на сцене

Дата публикации: 2020-09-20 10:00:00
Статью разместил(а):
Гатиатуллина Рина Алексеевна

Искусство концертмейстера и его роль на сцене

Автор: Гатиатуллина Рина Алексеевна

МАУДО «Детская музыкальная школа № 1», г. Набережные Челны

 

С чего начинается истинное призвание быть концертмейстером? С «прохлопывания» ритма и «угадывания» нот на вступительном прослушивании в музыкальной школе? С огромного конкурса на фортепианном отделении в музыкальном училище? С волнительных госэкзаменов в вузе? Конечно же, нет. Если говорить о настоящем призвании, то необходим особый дар, заложенный в человека с малых лет. И это отнюдь не просто талант - быть музыкантом и техничным пианистом с беглыми пальцами. В первую очередь, это разнообразная, разношёрстная, разноцветная гамма положительных человеческих качеств. Да, удивительно, но самый главный дар концертмейстерского искусства – это, прежде всего, умение быть Человеком.

Но что означает – называть себя человеком? Ведь все музыканты являются людьми! Однако, какие «человеческие» качества требуются от механической пластинки, играющей в углу? Какие «человеческие» качества необходимы для одного из хористов или оркестрантов, являющегося частью огромного, сложносоставного ансамбля? В случае равнодушного, безучастного исполнения – никаких. А вот для искренней, прочувствованной и сознательной игры необходимо, как минимум, присутствие души и умение сосуществовать с нею в ладу.

В принципе, этим можно и ограничиться, если музыкант является исполнителем-солистом или играете в оркестре.

В первом случае, зрителям не важно, каким характером обладает музицирующий объект, каким он является человеком – добрым, ответственным и великодушным или подлым, льстивым и неискренним. Главным остаётся лишь то, что видно на сцене невооружённым глазом – это безупречная техника, музыкальное ведение звука, артистизм, харизма, продуманная концепция произведения. Совершенно не важно, кем является тот, кто за всем этим стоит. Та личность, которая проявляется уже за сценой. Впрочем, это и не играет особой роли – большую часть времени пианист всё равно проводит в одиночестве за инструментом, во время индивидуальной подготовки и самостоятельных занятий.

Во втором случае, если музыкант является оркестрантом, человеческий фактор также является несколько завуалированным: инструменталист лишь выполняет требования дирижёра, «играет по руке», в лучшем случае, вкладывая в исполнение своё сердце и чувства. В целом, то, что он из себя представляет как человек, не особенно влияет на музыкальный процесс и впечатления зрителей от исполнения произведения.

А вот специальность концертмейстера заключает в себе, в первую очередь, необходимость обладания огромным количеством человеческих качеств и личностных добродетелей, которыми может похвастаться далеко не каждый сольный пианист-исполнитель.

Пожалуй, наиболее ценной из этих особенностей можно назвать способность личности к альтруизму и самопожертвованию, отказ от гордыни и собственной возможности самоутверждаться ради общих целей и интересов великого искусства - музыки. Это умение позволить себе отказаться от лучей славы и уйти на второй план ради того, чтобы подарить возможность другому человеку остаться в центре внимания и проявить свой талант в самом ярком свете. Стоит признаться, что на это и в обычной жизни способны очень немногие, а что говорить о музыкантах, которые отдали практически всю жизнь на своё образование, на борьбу за постижение мастерства и завоевания вершин искусства.

Среди пианистов можно обнаружить огромное количество амбициозных, уверенных в себе людей, стремящихся к собственной славе. Многие из них никогда не откажутся от сольной карьеры концертирующего пианиста добровольно – напротив, иногда даже пойдут по головам ради достижения цели. Если такие личности становятся концертмейстерами, то лишь вследствие неудач на пути к собственной славе и амбициям. Могут ли они называться хорошими, востребованными концертмейстерами, концертмейстерами по призванию? Конечно, нет. Как правило, такие люди озлоблены на тех, кто солирует на сцене, на своих учеников и исполнителей, на зрителей в зале, на нелюбимые исполняемые, якобы «слишком лёгкие для них» произведения и композиторов, которые их написали, на педагогов в классе, которые многократно останавливают их и делают замечания. Такие пианисты не смогли состояться в своей желаемой специальности, в своей социальной музыкальной нише, поэтому никогда они не смогут отдавать всё своё нутро ради помощи исполнителю, поддержки напарника из ансамбля и созидания цельного музыкального образа совместными усилиями с солирующим инструментом или голосом.

Призвание быть концертмейстером – это, прежде всего, иметь право называться Человеком с большой буквы. Это готовность помогать товарищу, быть отзывчивым, уметь не только «говорить о себе», но и «слушать другого». Это такие редкие личностные качества как деликатность и скромность, умение промолчать или, наоборот, дать искренний и тактичный добрый совет. Это способность сопереживать, чувствовать настроение и состояние своих солистов, поддерживать их, защищать, порой даже в ущерб собственным интересам и собственной славе. Много ли таких людей? Немного. И потому они ценятся на вес золота и всегда востребованы.

Каждый педагог и каждый солист в начале своей деятельности прежде всего обеспокоен поиском хорошего концертмейстера. Потому что это не просто «звуковой фон» или «механический аккомпанемент». Это всегда настоящий друг, на которого можно опереться в самые трудные минуты. Более того, он должен быть также образованным педагогом, имеющим широкий кругозор и способным выразить мудрое мнение, дать рекомендацию и толково объяснять теорию и практику, в индивидуальном порядке заменяя и дополняя ученикам преподавателей.

С точки зрения преподавания и педагогики, концертмейстер, как правило, работает в нескольких классах, на нескольких отделениях. Таким образом, ему необходимо иметь обширные знания в совершенно разных сферах музыки. Инструменталисты, как правило, не обладают таким количеством навыков и теории. В то же время, концертмейстер должен разбираться одновременно, например, и в специфике духовых инструментов, и в специфике искусства академического вокала. В тонкостях дирижирования и в особенностях обучения игре на струнных народных инструментах. Это совершенно разные области, недоступные пониманию музыканта, который всю жизнь находился лишь в рамках своего родного отделения. Тогда как для концертмейстера смена инструментов, специфики игры, музыкальных жанров и стилей является ежедневным образом жизни и стандартной практикой.

Концертмейстерское искусство начинается со знакомства с репертуаром и конкретным произведением. Поскольку солистов у каждого концертмейстера – огромное количество, а у каждого солиста существует внушительный список музыкальных сочинений в программе, то разучивание нотного текста и разбор новых произведений являются практически непрерывным ежедневным процессом.

Данная часть практической работы не может проходить только в классе, благодаря блестящему чтению с листа. Далеко не все произведения бывают лёгкими, учитывая характер и особенности фактуры. Как правило, в каждом музыкальном сочинении встречаются проблематичные места, для которых характерен сложный ритмический рисунок, очень быстрый темп, особенности полифонии. Над подобными тактами концертмейстер проводит немалое количество часов и дней свободного времени в режиме самостоятельных занятий. Со стороны же зрителя и солиста, он с лёгкостью выигрывает великолепные пассажи, и далеко не все задумываются, что за этим стоит многодневная индивидуальная работа над техникой и характером исполнения.

Немалого внимания требует к себе и динамика. Нюансировка особенно важна не только в целях «не заглушить собой исполнителя», но и для того, чтобы проявить красоту фортепианной партии, благозвучность гармонии, ладотональные сдвиги и красочные модуляции. Солист, исполняющий свою одноголосную партию, слишком скучно выглядел бы в одиночестве на фоне поразительного многообразия музыкальной ткани фортепиано. И именно руках концертмейстера находится преимущество и возможность показать как самому солисту, так и слушателям, насколько прекрасно в действительности цельное произведение, написанное композитором. Исполнителям зачастую бывает и невдомёк, что в партии фортепиано порой проводится та же главная тема, подголоски, приём канона или контрапункт. Задача и цель концертмейстера – показать это, обратить внимание на сложные гармонии и вертикальное восприятие музыкальной композиции.

Динамические оттенки необходимо учитывать также с точки зрения общего ансамбля. Концертмейстер является своего рода дирижёром для солиста или ансамбля. Именно он может слышать, как звучит соло со стороны и именно в его руках находится контроль над красотой звучания произведения. Солирующий музыкант, как правило, слишком увлечён исполнением собственной партии и, по причине физических свойств акустики концертного зала, а также особенностей инструмента, не всегда может воспринимать звучание собственной партии извне и регулировать своё восприятие громкости и оттенков нюансировки. В этом случае корректировать ситуацию дисбаланса и нарушения динамического ансамбля удобнее всего представляется именно со стороны.

Серьёзную роль на этапах самостоятельной работы концертмейстера с произведением является также выведение особой концепции сочинения, создание индивидуального видения и собственного мировоззрения на музыкальный образ, выраженный композитором. Это может быть классическое исполнение или авторская интерпретация, но, в любом случае, каждый музыкант имеет неповторимый характер и взгляды, отличающиеся от устоявшихся веками традиций, которые, так или иначе, проявятся в его исполнении. И здесь как раз может произойти существенное осложнение: дилемма – совпадает ли восприятие произведения концертмейстера со взглядами на это же музыкальное сочинение основного солиста? Иногда ситуации могут складываться по-разному. И в данном случае также раскрывается человеческая сторона концертмейстера: насколько он способен идти на компромиссы и уступать или же отстаивать более правильную, на его взгляд, точку зрения и убедить в ней других, раскрыв существующие преимущества?

Соответственно, за создание музыкального образа отвечают здесь сразу двое, а иногда и трое, и четверо, если к работе над произведением подключается преподаватель или исполнителями является дуэт, терцет, квартет, ансамбль и так далее. В данной ситуации наилучшим образом проявляются коммуникативные способности концертмейстера. Иногда к таким даже относится умение убеждать. Но убеждать, не слепо навязывая характер игры, а полностью раскрывая своё восприятие музыки, мировоззрение и философию. Это могут быть гипотезы о мыслях и намерениях композитора, о его концепции и мечтах, о правильном или ложном воплощении слов через нотную запись и живое исполнение.

Можно ли научиться подобным навыкам в институте или консерватории? Можно ли приобрести их в практической деятельности? Конечно, нет. Это то, что заложено в человеческую личность природой при рождении. Это то, что можно отточить и выгравировать, либо закопать и забыть. Но сформировать подобную особенность взаимодействия в коллективе, имея изначально противоположный психосоматический тип личности – крайне маловероятно.

Какова же роль концертмейстера на сцене? Какие задачи и сложности стоят перед ним и какие пути существуют, чтобы их выполнить?

В условиях концертного, сценического исполнения, концертмейстер становится одновременно как участником общего ансамбля, так и полноправным солистом, с учётом некоторых нюансов и особенностей (например, с обязательным соответствием и следованием более тихой динамике).

С точки зрения общего ансамбля, концертмейстер должен являться лаконичной составляющей частью гармонического единства. Это означает, что ему необходимо постоянно соответствовать ансамблевой многоголосной фактуре, полифонии, аккордовой гармонии. Важнейшей особенностью является выполнение цельного характера динамики, ведение фраз, сочетание манеры игры солиста и собственного стиля пианистического мастерства. Для этого особенно полезно уметь слушать со стороны не только свою партию, но и общее звучание ансамбля. При этом ценным качеством концертмейстера можно назвать умение выявлять недочёты не только свои, но и отдельных солистов, и даже некоторых участников огромного коллектива, например, хора.

Следующим этапом в подобной ситуации станет крайне ненавязчивая и деликатная корректировка: указание солисту на его ошибки или шероховатости в произведении. Безусловно, сделать это можно различными способами, в том числе и доведя особо ранимого или нервно-неустойчивого исполнителя до слёз, неуверенности в себе и гнева. Конечно же, хороший концертмейстер, как мы уже говорили выше, будет, в первую очередь, тактичным человеком. Он способен, не провоцируя излишние споры, мягко исправить проблематичную ситуацию, чтобы дальнейшее концертное исполнение прошло успешно и качественно.

Также именно концертмейстер является связующим звеном между солистом и зрителем. Ему уготована контролирующая функция невидимого дирижёра, управляющего процессом исполнения, а также оказывающего влияние на восприятие произведения слушателями в зале. Концертмейстер способен регулировать эмоциональный фон аудитории, именно он может повлиять на реакцию зала. Возможные технические провалы исполнителя могут быть тщательно замаскированы мастерством фортепианной игры, а внезапные, нечаянные и нелепые ситуации, возникшие вдруг в исполнении перенервничавшего солиста, концертмейстер способен перевести в шутку и будто бы изначально задуманный артистический этюд.

Для подобных действий необходима выдержка, самообладание, владение различными вариантами развития событий, а также устойчивая психика и нервная система. Стоит отметить также и скорость реакции, от которой во многом зависит то, насколько актуальна будет помощь концертмейстера при возникших трудностях исполнителя. Как правило, у опытного специалиста данное сочетание особенностей и качеств характера настолько отточены и отработаны, что реакция на возможный форс-мажор на сцене происходит фактически машинально. Иногда концертмейстер, годами оттачивающий свою реакцию в подобных ситуациях, даже может и не обратить внимания на то, что он буквально спас и вытянул «утопающего» солиста своими действиями на концертной площадке.

Дополнительными преимуществами концертмейстера являются иногда также артистизм и особая сценическая харизма. Несмотря на то, что эти качества вовсе не обязательны для хорошего, востребованного аккомпаниатора, они, тем не менее, способствуют формированию заинтересованности зала и повышенного внимания зрителей к происходящему на сцене. Глядя на интересного, обаятельного пианиста, который, вместо того, чтобы оставаться скучным и пассивным персонажем, берёт на себя определённую роль в музыкальной феерии, аудитория в зале начинает более увлечённо воспринимать музыку, вникать в музыкальный образ и понимать смысл, который хотели донести до слушателей как композитор, так и исполнители.

В некоторых случаях, именно эта особенность является ключевой в роли концертмейстера на сцене. Примером могут послужить концертные выступления в детских музыкальных школах, любительских клубах, кружковых секциях и юношеских культурных учреждениях дополнительного образования. Поскольку уровень музыкальной одарённости и исполнительского мастерства обучающихся в подобных заведениях, в основном, можно отнести к любительскому, а степень владения инструментами и вокальной техникой, как правило, ещё недостаточно высока, в концертной деятельности именно роль концертмейстера зачастую становится ключевым фактором.

Выступления детей нередко имеют технические несовершенства и явные ошибки, растерянность и неуверенность в игре, страх сценического выступления и остановки во время музицирования, «забывчивость» нотного текста и общая нестабильность. Иногда имеет место и просто недостаточная выучка произведения, плохое качество игры, лень и отсутствие необходимого количества самостоятельных занятий у юного ученика. Безусловно, маловероятно, что такой артист сможет увлечь слушателей и подарить им культурное наслаждение прекрасной классической музыкой. Большинство зрителей в зале смотрят на подобных маленьких исполнителей с состраданием и участием, но впечатления, полученные от услышанного, в этом случае будут во многом зависеть именно от концертмейстера. Своим мастерством и артистизмом, яркой манерой игры и интересной концепцией исполнения он, как более старший и гораздо более опытный музыкант, сможет отвлечь внимание аудитории на себя и собственную партию фортепиано. Иногда в таких случаях зрители бывают настолько очарованы концертмейстером, что неубедительное исполнение солиста совершенно стирается из памяти, сохраняя вполне гармоничный музыкальный образ.

В одном из музыкально-теоретических справочников слово «концертмейстер» характеризуется как «пианист, оказывающий помощь и поддержку солисту или ансамблю в образовательном процессе, во время разбора нотного материала, а также исполняющий аккомпанемент в концертных выступлениях».

Развитие этой профессии уходит корнями к появлению клавирного аккомпанемента в 17 веке и продолжается бок о бок с историей клавишных инструментов – клавикорда, клавесина, а затем, во второй половине 18 века – фортепиано.

Период второй половины 17 века - первой половины 18 века характеризуется в Европе Эпохой Просвещения, оказавшей серьёзное влияние на развитие культуры в обществе, повышение качества образования, расширение философских мировоззрений и галантности воспитания. Данный период был украшен творчеством великих живописцев, поэтов, писателей, педагогов и, конечно, музыкантов.

Именно в это время начался расцвет вокального искусства, а именно – сольного пения. Этому во многом поспособствовало зарождение оперы и, как следствие, интерес к музыкальному образованию и развитию в светском обществе. Благодаря подобному сочетанию факторов, широкое распространение получил камерный жанр вокальной музыки.

Среди аристократов и сословий среднего класса стали весьма популярными проведение домашних вечеров и организация музыкальных салонов как любительского, так и профессионального характера. Дети в порядочных семьях непременно брали уроки музыки, в частности, вокала и фортепиано. Хорошим тоном считалось, когда девушки «на выданье» скромно и сентиментально исполняли перед гостями арии и романсы, аккомпанируя друг другу на клавесине или фортепиано. Профессиональные солисты-певцы также искали себе постоянных клавесинистов-аккомпаниаторов, способных уверенно и технично исполнять партию сопровождения, при этом не лишая вокалистов лучей славы, которыми одаривают исполнителей зрители и слушатели.

Подобный опыт оказался весьма успешным и распространился на всю область камерной музыки Эпохи Барокко – услуги клавесиниста-аккомпаниатора стали востребованы и среди инструментальных исполнителей, играющих на флейте, гобое, лютне, скрипке и виоле да гамба.

Таким образом, именно с этого времени началось активное развитие концертмейстерского искусства как самостоятельной профессии в области фортепианного мастерства и музыкального ансамбля.

Главными сценическими требованиями для концертмейстеров были (впрочем, и остаются) два фактора: отлично натренированная музыкальная память и ответственность.

Музыкальная память, а именно, способность быстро запоминать, разучивать и воспроизводить на инструменте мелодии, аккордовые последовательности и нотный текст, важна, в первую очередь, в целях ускорения работы и улучшения профессионализма пианиста. Чтобы разбирать с солистами и исполнять на концертах внушительное количество произведений, концертмейстеру желательно знать нотный текст наизусть. Это необходимо для более качественной и техничной игры, для быстрого ориентирования в частях и фрагментах сочинения, оперативной реакции в случае непредвиденных обстоятельств, а также возможных погрешностей исполнителя. А поскольку произведений и солистов у практикующего концертмейстера, как правило, насчитывается немало, то и учить наизусть приходится огромный объём нотного материала, в чём существенную помощь сможет оказать именно хорошо развитая музыкальная память.

Фортепианное искусство отличается огромным количеством технически сложных приёмов, например, пассажей и последовательностей патетических аккордов в быстром темпе. Качественно исполнять подобные фрагменты произведений, глядя в ноты и не зная их наизусть – практически невозможно. Впрочем, многодневное прорабатывание и «оттачивание» проблематичных тактов в результате приводит к фактически пассивному запоминанию, что, несомненно, плюс. Однако, в подобном процессе сам пианист и его музыкальная память являются далеко не безучастными.

Также заучивание произведения наизусть необходимо для реализации «немой системы взглядов» между концертмейстером и солистом во время сценического исполнения программы. Что это за система? Это психологический приём, позволяющий общаться и понимать друг друга на уровне одних только глаз, без использования жестов рук, речи и голоса.

В концертной практике сложно представить себе музыкантов, которые станут отдавать друг другу последние указания и рекомендации прямо на сцене перед зрителями. Подобный диссонанс разрушил бы особую атмосферу, царящую в зале. Большинство слушателей являются непрофессионалами в области музыки и воспринимают процесс исполнения как некое волшебство. Таким образом, «рабочие моменты» лишь испортят эмоциональный фон аудитории.

Когда возникает необходимость что-то сказать друг другу – руки, как правило, заняты как у концертмейстера, так и у исполнителя-солиста. Речь тем более недопустима в процессе звучания музыкального произведения. Что же остаётся? Взгляд. Понимающий, чувствующий, предугадывающий возможные вопросы, задачи, опасения, страхи. Поддерживающий и ободряющий, передающий настроение и характер музыки, именно он является главным средством связи концертмейстера и солиста на сцене. Но, чтобы постоянно смотреть и на исполнителя-напарника, и на клавиши, и, время от времени, на собственные пальцы, следует максимально исключить необходимость следить ещё и за нотным текстом. Добавим к этому усложняющие факторы, такие, как, например, несвоевременно перевёрнутые страницы в тактах «повышенного риска». Соответственно, складывается дополнительная причина, по которой так ценна для концертмейстера музыкальная память и, благодаря ей, выучка нотного текста наизусть.

Что касается ответственности, то она остаётся основным требованием как к сценической деятельности в целом, так и, в большей степени, к представителям профессии концертмейстера. В музыкальной среде нередки ситуации, когда отсутствующего солиста заменить бывает гораздо проще и практичнее, нежели отсутствующего концертмейстера. Как может быть безответственным человек, на которого опирается доверие солистов, ансамблей, их педагогов, организаторов концертов, а также зрительного зала? Малейшее опоздание концертмейстера стабильно может привести к срыву репетиции, к потере драгоценного времени, к падению эмоциональной настройки исполнителя и к состоянию нервного перевозбуждения артиста. Более того, безответственного и недостаточно пунктуального концертмейстера не станет держать в своём классе ни один преподаватель, не говоря уже о том, что солирующий исполнитель вряд ли обратится за помощью к такому пианисту в следующий раз. Речь идёт о подрыве доверия и нарушении благоприятной эмоциональной атмосферы в организации обучения и в процессе подготовки концертной программы. В самом худшем случае подобные ситуации могут привести к срыву концерта.

Искусство концертмейстера в полной мере выражается именно в его сценической деятельности, где музыкант может проявить себя как талантливый пианист. Личностному самосовершенствованию и развитию в данном пути помогают различные всероссийские и международные конкурсы концертмейстеров, в которых можно принять участие не только в качестве исполнителя, но и в качестве вольного слушателя, чтобы находиться в курсе современных методик и рекомендаций.

Многогранность форм концертмейстерского ремесла предполагает также психологическую поддержку и педагогическую деятельность во время обучения солиста и разбора произведений вместе с ним. Концертмейстер также должен обладать даром острого восприятия ситуации и участливым вниманием к проблемам своего «напарника»: солист-исполнитель может забыть какой-нибудь фрагмент или даже внезапно пропустить огромный кусок произведения прямо на сцене. В таком случае, фортепианное сопровождение обязательно подхватывает инструменталиста или вокалиста буквально «на лету» с любой точки, откуда бы тот ни продолжил играть. Также концертмейстер способен в подобной ситуации соединить различные части музыкального произведения, если солист, по причине нервного перенапряжения и стресса, забыл и вовсе исключил внушительный отрывок или фрагмент из сочинения.

Многолетний путь концертмейстерского мастерства заключает в себе богатую историю развития музыки в целом, с учётом разнообразия эпох, жанров и стилей, композиторских особенностей и инструментальных различий. Культура фортепианного сопровождения совершенствуется непрерывно по сей день, обеспечивая солистов устойчивым и прочным фундаментом аккомпанемента, на который можно опереться, награждая их дополнительной дружеской и консультативно-педагогической поддержкой, одаривая слушателей лаконичным выстраиванием ансамблевых красок, многообразием гармоний и удивительным сочетанием необыкновенных тембров ради высокого и непостижимого искусства под названием Музыка.

  

.  .  .